Центр // THE CENTRE - Форум
25-Мая-2022 07:32 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости:
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 5 6 [7]
  Печать  
Автор Тема: История одной шпионки (Фанфик по фэндому "Зов Крови")  (Прочитано 35750 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
DeJavu
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 3915



« Ответ #90 : 12-Августа-2016 22:48 »

О, сегодня большой и вкусный кусь. Спасибо!
Записан
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #91 : 16-Августа-2016 12:19 »

— Извини за это, — криво улыбнулась узнице шпионка. — Я сейчас не могу тебе помочь. Но у тебя, наверное, есть ко мне вопросы?
 — Где я? — Глухо спросила Лорен, приподнимаясь настолько, насколько позволяли путы.
 — Секретная американская база. Занимается исследованиями и еще дьявол знает чем. Тебя привезли сюда, потому что ты потрясающий генетик. И гений медицины.
 — А как меня зовут? Я вообще о себе ничего не помню.
 Говорили они долго. Так же долго новоиспеченная Наоми Мендес не могла поверить, что ее новообретенная подруга — простая уборщица.
 — Нууу, — словно стесняясь, выдала Рона. — Не простая. Главная… поломойка.
 Обе женщины зафыркали от смеха. Шпионка по-дружески обняла новую старую знакомую, чувствуя, что где-то в груди зарождается тепло и испугалась этого чувства. Испугалась потерять голову. Она почти поверила, что подавила свою любовь, хотя постоянно получала опровержения. Словно подслушав мысли новой подруги, Лорен рывком отстранилась.
 — Прости, мне надо отдохнуть, — вымучено улыбнулась доктор. — Ах да, я так и не извинилась за то, что напала на тебя. Прости меня.
 — Тебе не за что извиняться. Все в порядке. Я не в обиде, — ответила Рона, печенкой почуяв, что где-то прокололась. И прокололась крупно…
 Через пару дней цепи с доктора Мендес сняли, чему та обрадовалась. Такой подарок был всецело заслугой Роны, о чем узница, конечно же, не подозревала. Рона в эти дни почти не заходила к ней. И не столько потому, что была занята, сколько потому, что боялась. Вьетнам скандинавскую аристократку многому научил.
 …Она тогда с трудом добралась до ближайшего представительства родной базы, но у местных насельников(очень хочется букву "е" сменить на "и") был негласный приказ ликвидировать пропавшую спецагентку. Разумеется, выпитав перед ликвидацией все, что той известно. И Рону пытали. Она не раскололась. Лгала напопалую, и ни у кого не было возможности опровергнуть ее ложь. Лгала умело, с крупицами правды, ловко чередуя эти крупицы с ложью и готовя гремучую смесь. И все рвануло. Вытащил ее оттуда, с той базы смерти, полуживую и жаждущую мести, Игорь Павлов — друг и любовник в одном лице. На память об этом приключении у женщины остался безобразный шрам на животе и правая рука с вырванными ногтями. Шеф по возвращению своей «любимой» помощницы умело изобразил радость, однако Рона готовилась к мести.
 Рона всю жизнь провела в одиночестве, посвятив всю себя вендетте за погибшую семью. Ричарда Картера — своего первого инструктора — ей пришлось убить. Был ликвидирован отчим. Добралась Рона даже до перепуганного Пола Гиллори — связного ее названного папаши. Тот далеко спрятался — но искалеченные руки у скандинавской принцессы оказались длиннее.
 Но тогда она была одна. Рона все это время подавляла в себе жалость, любовь, прощение. Все, что могло сохранить в ней человечность. Рона думала, что ничего не осталось. И когда она обещала Шефу, что не будет привязываться к Лорен и помогать ей, то сама в это практически поверила. Теперь вся уверенность рассыпалась прахом. Таким же серым и холодным, как и то, что осталось от ее души.
 Теперь Рона с радостью еще раз провела бы время в руках конторских палачей, однако отступать было некуда. Теперь появилась Лорен. Такая хрупкая и такая сильная. Рона никогда не думала, что любить кого-то можно настолько сильно и настолько же бояться силы своих собственных чувств. И она никогда не думала, что любовь может приносить такую боль. Не телесную, нет. Душевную.
 Но хуже всего было то, что она не могла не только рассчитывать на взаимность, но и даже намекнуть о своих чувствах. Друзей Рона сознательно не заводила — не хотела получить собачий ошейник — а Лорен не должна была узнать и крупицы правды. Если она все вспомнит — от Конторы только щепки полетят. И Рона ее потеряет. Навсегда.
 Но самое плохое было в том, что сама Лорен чувствовала ее фальшь. Лорен сторонилась своего куратора, не подпускала к себе. Нет, она была предельно вежлива, вот только ее радость была наигранной. Лорен ей не верила. Рона не думала, что временная блокировка памяти так быстро исчерпала себя, но что-то было не так. Лорен замкнулась в своем невидимом мирке, куда никому, включая Рону, не было доступа.
 … Прошла почти неделя, но Рона так и не придумала, что ей делать дальше. Под видом уборщицы она старалась каждую свободную минуту проводить в покоях своей подопечной, решив поддаться чувствам, с которыми не осталось сил бороться, и время от времени робко их высказывая. Правда, сама пленница бы очень удивилась, если бы узнала, что ее чуть робкая, ласковая и заботливая подруга-"уборщица" является главным пугалом для всей Америки и почти всей Канады. А также половины Африки. Ну, и так далее. Обычно достаточно веселая, более или менее общительная докторша моментально замыкалась, стоило Роне заговорить о сотрудничестве. А теперь, судя по всему, к Лорен пытались дотянуться ее друзья. И эта шлюха-суккуб.
 — Как ты себя чувствуешь, Наоми? — Тревожно спросила шпионка, когда ее любимая вновь замкнулась в себе, уставившись неподвижным взглядом в одну точку. — С тобой все в порядке?
 — Нет, я не в порядке. Меня постоянно преследуют странные ощущения, — ответила та, так и не повернув головы.
 — И что за ощущения? — Уточнила Рона, чуть подвинувшись поближе. Но Лорен так и не и не ответила. Тогда подавшись вперед, скандинавская аристократка погладила доктора по плечу и нежно поцеловала в щеку. Обычно ранее в таких случаях Док отстранялась и что-то сбивчиво лепетала. Но теперь даже не шелохнулась, полностью погруженная в свои мысли.
 — Да что с тобой такое? — Уже всерьез обеспокоилась Рона, прижимая объект своей любви к себе. — Ты несколько минут таращишься в одну точку.
 — Да все хорошо, не волнуйся. Я просто плохо спала. И когда меня отсюда выпустят? — Спросила Док, не пытаясь высвободиться из объятий своего куратора и продолжая думать о своем.
 — Но ты… ты согласна работать с ними? Ты же… ты же память потеряла… не навыки, — уж совсем робко, как по своим меркам, спросила Рона. Лорен на миг повернулась к ней лицом, и шпионка невольно отшатнулась в смятении и ранее неизведанном страхе.
 — Ты же знаешь, что не соглашусь. Я не палач, — тихо и твердо ответила Док. Рона уткнулась ей в плечо лицом, стараясь успокоиться. Помогло мало. Попыталась снова убедить. Безуспешно. Мысленно материла Шефа, который позволил доктору Льюис увидеть подопытных крысок неряшливого боша. Потом ушла. Вышла за дверь и без сил сползла вниз. Рона впервые за долгие годы плакала… О себе, о Лорен, о том, что будет дальше. В борьбе со своими чувствами Рона безоговорочно признала поражение и готовилась отдать всю себя любимому существу. Защищать и оберегать любимую любой ценой. Но если Лорен и дальше будет артачиться — ее же убьют эти твари.
 И Рона плакала от боли и страха, до крови кусая покалеченные руки, обивая о каменную стену пальцы с нежными зародышами ногтей…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #92 : 16-Августа-2016 12:21 »

Глава 7.
 Вскоре Рону вызвал Шеф. О причинах она уже догадывалась. Шеф всей душой ненавидел мутантов. Это одна из причин, по которой он терпеть не мог и саму Рону.
 — Тобой недовольны, — сердито прошипел он. — Вы захватили Объект „Альфа", прошла почти неделя, но результатов все нет. Ты хоть понимаешь, что мы с огнем играем, Рона?!
 — Конечно, Шеф. Я все понимаю. Но мы не можем так просто приступить к исследованиям, — смиренно ответила шпионка, думая над тем, сможет ли подконтрольный ей департамент переправить Лорен в другое место. Более безопасное.
 — Да что ты говоришь?! И что же вам мешает?! Вы боитесь, матерые прославленные агенты, несчастную женщину, накачанную наркотой до бровей?! Да еще и лишенную памяти! Тобой лично, Рона! Тобой лично! Или ты хочешь сказать, что Кресло дало сбой?!
 Нет, Кресло сбоя не давало. Дело было в Лорен. И любви скандинавской аристократки к ней.
 — Я не могу всего объяснить, Шеф. Это… трудно. Объект „Альфа" уникальна. Даже лишившись памяти и собственного имени, она сохранила свою индивидуальность. Врать ей становится труднее с каждым днем. Она не знает о своих способностях, но, скорее всего, не хочет мне верить. Я не могу создать поводок, чтобы контролировать ее.
 — Так прими меры, Рона. Сделай хоть что-нибудь. Повторно сотри эту суку как личность. Ты все это затеяла. Ты руководила захватом. Ты стерла ей память Ты ее курируешь. Ты играешься в заботливую мамочку и теперь говоришь, что все впустую?! Так какого черта ты с ней либеральничаешь?! Если ты боишься, что ее способности преодолеют барьеры нашей конторы, прорвутся наружу и сотрут твое хилое тельце с лица Земли, так сотри ее память заново. А если не сможешь контролировать — убей! НО СДЕЛАЙ ХОТЬ ЧТО-ТО!!!
 Таким злым Рона видела своего начальника впервые. Она пообещала. Лорен даже не узнала, что ее облучили повторно. Но подозрения доктора-узницы все крепчали. Поэтому через день она пришла к Шефу.
 — У меня есть план. Понадобится помощь агентов, — сухо сказала женщина, даже не взглянув на полуобнаженную секретаршу Шефа, сидящую тут же, в кабинете, на диване. — Но если вы перестараетесь — лично удавлю. Это понятно?
 Шеф пообещал не переходить границы. Круто повернувшись, она вышла. Лорен сидела все там же, в своей комнате, что-то бормоча себе под нос. Что именно — заботливая заместительница главы базы так и не разобрала, однако по всей видимости, это касалось ее лично.
 — Что, прости? Ты о чем? — Нежно спросила Рона, оповещая любимую о своем присутствии.
 — Ничего, просто меня галлюцинации в последнее время мучают, — с извиняющейся улыбкой ответила доктор, подвигаясь. — Жарко, наверное. Всякая дурь в голову лезет.
 Рона понимающе закивала и присела рядом.
 — Да, я все понимаю. Тебе нелегко. Но так дальше продолжаться не может. Если ты продолжишь упираться — ОНИ тебя убьют. Пожалуйста, Наоми. Я тебе не враг. Позволь мне помочь. Хоть у меня и низкий статус, я буду обивать пороги, я буду добиваться…
— Чего добиваться? — С улыбкой перебила её Лорен, сжав ее руку в своих. — Зачем тебе эти хлопоты?
— Наоми, я не могу спасти других, но еще могу помочь тебе. Ты только согласись на них работать, а там мы что-то придумаем. Я помогу тебе сбежать, обещаю.
— Рона ты себя слышишь? Кроме того, зачем нам это обсуждать? Я же и так вижу, что бежать мне некуда, — ответила узница, выразительным взглядом обводя помещение и кивая на обнаруженные ею скрытые камеры. — Я подумаю над твоими словами, но мне нужно прогуляться. Я уже почти две недели не видела солнца.
Шпионка нахмурилась и обняла подопечную. Та по-прежнему не отвечала на ласки, но и не отстранялась.
— Прости, я увлеклась. Но Наоми, я правда за тебя переживаю. Я не хочу, чтобы ты пострадала.
— Спасибо тебе, Рона.
— Я позову доктора Бунке.
Лорен кивнула, вновь погрузившись в размышления. Рона тем временем нашла боша и строго-настрого предупредила его глаз с подопечной не спускать. Тот, полумертвый от ужаса, согласно кивал. С чувством выполненного долга Рона отправилась пить кофе. Но тут один из агентов пришел и прошептал начальнице на ухо несколько слов. Гнев женщины был ужасен. Ее Лорен чуть не укусила змея! Да еще один из идиотов назвал Дока настоящим именем! Куда смотрели эти остолопы! От заслуженной казни Бунке спас только приход Шефа.
 — Рона, можно тебя на минутку? — отозвал распаленную заместительницу в сторонку Шеф.
 — Что еще? — нахмурилась женщина, послушно идя за ним и не ожидая от разговора ничего хорошего. Уж слишком злорадной была его мерзкая улыбочка.
 — Рона, ты помнишь, на каких условиях тебя допустили к Объекту „Альфа"? — Сразу же перешел к делу глава базы.
 — Конечно.
 — Значит, ты наверняка помнишь о том, что не должна к ней привязываться.
 — Я все прекрасно помню, — с яростью посмотрела на него заместитель, едва удерживаясь, чтобы не перейти на ногоприкладство. — Только к чему этот разговор?
 — Да к тому, моя милая, что ты увлеклась. А это недопустимо. Я отстраняю тебя от работы с Объектом „Альфа".
 — Вот как? А какое вы имеете право меня отстранять? Тем более сейчас, когда она согласилась с нами работать? Если я выйду из игры, она может что-то заподозрить.
 — Ты не сумела завоевать ее доверия.
 — Сумела. Осталось поставить жирную завершающую точку. С помощью нашей конторы, конечно.
 — Можешь не трудиться. Раз ты не смогла ее привязать, это сделаю я. Поверь, Рона, поводок будет более, чем надежным.
 — Это окончательное решение? — исподлобья взглянула на него Рона, готовясь к ответному удару.
 — Да. Окончательное. Ты отстранена от операции.
 — Тогда… — Наклонившись к уху своего начальника, агент Хансен прошептала несколько слов от которых он сначала побагровел, а потом побледнел.
 — Так что я продолжу свою работу с ней, — тихо, с угрозой завершила Рона и ушла с гордым видом. Шеф с бессильной ненавистью смотрел ей вслед…
 Роне было плевать на эти взгляды и на его ненависть. Рону его мнение никогда не волновало. Она продолжала ворковать с подопечной, невзирая на запреты и угрозы Шефа. Днями просиживала в апартаментах Дока, почти забросив свои обязанности. Ну, к примеру, как сегодня. Только выдалась свободная минутка — сразу к любимой.
 — Наоми, привет. Как ты? Я не слишком поздно? — Мягко и робко спросила узницу шведская аристократка.
 — Заходи, конечно, — кивнула та, пристально вглядываясь в лицо гостьи. Рона подошла ближе и нежно обняла ее. Через минуту Док аккуратно отстранилась.
 — Сегодня они поведут тебя на обследование. Я помогу тебе сбежать, если хочешь. Я их отвлеку, — зашептала агент ей на ухо, не отпуская, стараясь продлить волшебные секунды близости.
 Лорен кивнула. Рона нежно прошлась губами по ее щеке и, чувствуя вину за то, что произойдет, зашептала на ухо одобренный Шефом план побега.
 Говорили они долго. До тех пор, пока не пришел немец.
 — Миссис Наоми, — кивнул бош, галантно прикладываясь к руке узницы. — Рона, ты, я смотрю, зачастила к нашей гостье.
 Рона окинула его полным ненависти взглядом и отвернулась, усиленно изображая работу.
 — Скоро тебе здесь отдельную комнату надо будет устраивать, — не отставал тот, мстя за вечные унижения. Рона с раздражённым видом принялась выкручивать тряпку.
— Мы идём или нет? — Мрачно дернула его за рукав Лорен, которой такое обращение совсем не понравилось. Теперь шпионка еще сильнее ощутила себя виноватой.
 Все сработало лучше, чем Рона ожидала. Вырвавшись за пределы своей темницы, Лорен устроила бои без правил. Конечно же, за время заточения, одурманенная наркотиками, она изрядно ослабела. Но все же, прошло немало времени, прежде чем подоспевшие агенты скрутили беглянку. Игравшей роль пособницы Роне досталось едва ли меньше, чем доктору Льюис. Кое-как поднявшись на ноги, она поплелась к подопечной. Похоже, успела она вовремя. Над Лорен нависал Шеф с поднятым кулаком. Шпионка перехватила его руку, мстительно выкручивая руку.
 — Не смейте ее бить, — жестко отозвалась Рона, переводя хватку на болевой.
— Оу, я думал, ты раньше завтрашнего утра не оклемаешься, — скривился Шеф, через силу пытаясь улыбаться. — Пришлось принять меры, уж прости. У тебя весьма дерзкая подружка и весьма дурная привычка ее защищать. Но теперь можно не беспокоиться. Бед она не натворит. Молодец, Рона. Твой план сработал безупречно. Она вряд ли поймет, что побег был инсценировкой.
Рона мрачно улыбнулась и аккуратно стерла с лица лежащей без сознания Лорен кровь.
— Наоми будет работать, но если Вы или кто-нибудь еще поднимете на нее руку… — Тут голос агента Хансен стал совсем низким и угрожающим. — … Удавлю. Своими руками удавлю, понятно?
Не дожидаясь ответа, она кивнула двум стоящим рядом агентам, едва сдерживаясь, чтобы не напасть на начальника. Те подхватили бесчувственного доктора на руки и куда-то понесли. Еще раз смерив начальника грозным взглядом, Рона пошла следом за ними, лелея в душе планы мести…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #93 : 16-Августа-2016 13:12 »

О, сегодня большой и вкусный кусь. Спасибо!
О, тепрь постараюсь писать куски побольше.
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
DeJavu
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 3915



« Ответ #94 : 16-Августа-2016 23:20 »

Спасибо за проду!
Записан
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #95 : 19-Августа-2016 13:05 »

Глава 8.
… — Ну что? — Перезвонила Рона по телефону знакомому месмеру, которого отправила на поимку Бо. Но ответил ей вовсе не Александр.
— Привет, малышка, — ответил женщине незнакомый голос. — Твой наемник мертв.
Ничего не ответив, Рона оключила телефон и отправилась к Лорен.
Та металась в беспокойном сне, руки женщины мелко дрожали. Рона подошла ближе и прислонила ладони ко лбу Дока и погрузилась в ее сны. Сначала мелькали какие-то яркие всполохи, а потом картинка стала четче. По всей видимости, до Лорен кто-то пытался достучаться. Прогнав незванного гостя, скандинавская принцесса повторно склонилась над возлюбленной, ускоряя той регенерацию тканей. Потом поцеловала и вышла.
 …Роне не спалось всю ночь. Она ненавидела себя за свое предательство, однако считала, что поступила правильно. Но почему тогда на душе так паршиво? Утром, не сдержавшись, шпионка направилась к подопечной. Та еще не проснулась. Заметив, что подруга спит, агент Хансен на цыпочках направилась к шкафу, достала теплый плед и укутала доктора. Потом наклонилась и долго, с любовью, рассматривала хрупкую фигурку.
— Прости меня. Мне так жаль, что с тобой это сделали. Но по- другому было нельзя. Ты бы попыталась сбежать и неминуемо погибла. Ни генерал, ни Шеф бы ты тебя живой не отпустили. Тебя теперь больше никто не обидит, слышишь? Я не позволю.
 Склонившись еще ниже, Рона прижалась губами к огромной ссадине на лбу Лорен. Любовь заполняла каждую клеточку ее существа, подавляя все другие желания и эмоции.
 — Я люблю тебя, Лорен. Видит Бог, люблю, — прошептала женщина, снова целая спящую в лоб и тут же замерла. Или ей показалось, или по телу доктора стали прибегать слабые электрические разряды? Жар нарастал. Хотя ничего и не происходило, но у Роны возникло ощущение, что частичка её передаётся узнице. Жаль, что она так и не сможет рассказать любимому человеку правду. И не только потому, что Лорен откажется работать с ними. Лорен навсегда отвернётся от Роны. Едва ли не впервые агент Хансен ненавидела свою работу. Она отстранилась, опасаясь разбудить подопечную, тем более, что веки Лорен слабо затрепетали. Но реагировала она явно не на свет. Рона, уже не опасаясь, прижала ладони к вискам любимой и тоже закрыла глаза.
 — Вот оно что. Так ты ещё жива, блудливая шлюха, — сквозь зубы злобно прошипела Рона, узнав бегущую Бо. — Ты её не получишь. Ну-ка выметайся из ее головы, сучка! — Это уже относилось к Бо.
С невольным уважением агент отметила, что суккуб все же сопротивлялась, пытаясь пробиться к узницы, хотя и безуспешно. Когда все закончилось, Рона повернулась к Лорен. Глаза доктора были широко раскрыты. Рона тоже открыла глаза. Лорен смотрела прямо на неё.
— Что ты себе позволяешь? — Строго потребовала ответа узница. Рона растерялась под таким напором, но все же быстро взяла себя в руки. Шпионка отстранилась, чувству себя неуютно. Доктор, не мигая, уставилась на незванную гостью.
 — Прости, — пробормотала агент, виновато опустив голову. — Прости,я не сдержалась. Когда ты спишь, ты такая милая, беззащитная. Я не хотела тебя разбудить, прости меня, пожалуйста.
 Лорен, имевшая ввиду совсем другое, тоже опустила голову и вовремя захлопнула рот, открывшийся было для возражения. Интуиция подсказывала ей, что говорить о недавнем видении не стоило.
— Ты как себя чувствуешь? Может, мне врача позвать? — Робко спросила Рона, неуверенно прикоснувшись к коленке подопечной. На душе тут же потеплело от этого прикосновения.
— Я сама врач, — усмехнулась Лорен, вопреки собственным ощущениям и желаниям придвинувшись ближе к Роне, обнимая её, чему гостья несказанно обрадовалась.
— Да, конечно. Но все же…
— Расскажи лучше, как ты? Как твоё самочувствие? Очень сильно избили?
— Ты за меня не переживай, Лорен. Я поправлюсь. Что ты теперь делать собираешься? Вряд ли я смогу тебе снова помочь побегом, — вздохнула шпионка, отворачиваясь. Она удивилась, увидев на лице любимой хищную улыбку. Похоже, неудача не сломила её. Такое мужество заслуживали уважения. Рона с грустью подумала в который раз о том, что из дока мог бы получиться отличный агент.
— Поживем — увидим, — философски ответила Лорен. Поддавшись неясному то ли порыву, то ли голосу интуиции, она обвила свободную рукой шею Роны, притягивая гостью к себе. В глазах агента на миг вспыхнул страх, тут же сменившийся нежностью. Доктор мягко прижалась губами к губам Роны, не позволяя той перехватить инициативу. Из нежного и робкого, поцелуй становился все более пылким и страстным, затягивая обеих. Лорен почувствовала уже знакомую мощную волну тепла, обрушенную на неё агентом Хансен. По телу словно прибегали электрические разряды, но поцелуй ни одна из женщин не прекратила. Наоборот, сила страсти только нарастала.
— Я люблю тебя, Лорен. Видит Бог — люблю, — повторила Рона свои слова, когда её искусанные губы на несколько секунд оставили в покое, и воспользовалась этим временем, чтобы сильнее прижать подопечную к себе. Шпионке казалось, что её сердце вот-вот выскочит из груди от страха и счастья. Рона не знала, что на дока нашло и долго ли продлится это наваждение, но была рада этому. Скандинавская графиня королевских кровей слишком долго этого ждала.
— Миссис Хансен! — Послышался истошный крик за дверью. Идиллия была грубо нарушена. Нежно поцеловав в висок доверчиво жавшуюся к ней Лорен, Рона вышла и сразу же схватила за галстук неосторожно вызвавшего её агента, едва сдерживая в узде свои хищные инстинкты.
— Ты что творишь, мерзавец?! А если она все поймёт?! Ещё раз забудешь при докторе, что я простая уборщица — выпущу кишки и заставлю тебя измерять их шагами. Это понятно?!
Агент испуганно закивал.
— Ппппростите, пожалуйста, но дело не терпит отлагательств.
Наклонившись к уху старшей, он что-то сказал начальнице. Она нахмурилась и решительно зашагала по коридору…
 И вскоре вернулась. Лорен, бедняга, дремала опять. И опять назойливые фэйри грубо вторгались в ее видения. Рона опознала Эвони Маркус, главу Темных. Хищно ощерившись, шпионка подсоединилась к видениям доктора Льюис и дала Темной мощный ментальный пинок. Как она и думала, Лорен почти сразу проснулась.
— Милая, ты в порядке? Ты стонала и разговаривала во сне, — спросила шпионка, целая подопечную и делая вид, что ничего необычного в тех разговорах не было. — Прости, я опять тебя разбудила?
— Мне приснился сон. Просто глупый сон, — натянуто улыбнулась Лорен, заставляя себя обнять куратора. — Ты так быстро вернулась? Что там у вас произошло?
— Ничего серьёзного. А что тебе снилось?
— Не помню. Да дались тебе эти сны! Я вот решила не заморачиваться и забить на любые сны.
— Правда? Жаль. А я, несчастная, надеялась, что однажды ты во сне увидишь меня, — полушутя обиделась Рона, нежно целуя любимую. Её пальцы и губы осторожно исследовали каждую черточку лица Лорен, ласкали изгибы шеи, ключицы, переходя на грудь, целуя трепещущие веки, полуоткрытые губы. — Ты сводишь меня с ума. Ты потрясающая, Наоми. Ты самая красивая женщина в мире. Самая лучшая. Самая умная. Самая смелая. Самая моя любимая женщина на свете. Я люблю тебя.
 С каждым словом Роны, каждым ее прикосновением, Лорен чувствовала, что слабеет.
— Рона, мне плохо. Пусти, голова кружится. Рона, пусти меня! — забилась в удушающих объятиях док. Рона игнорировала эти просьбы, не прекращая её целовать до тех пор, пока сопротивление блондинки не стихло. Шпионка бережно уложила подопечную обратно на кровать и снова поцеловала. Она сожалела, что вновь пришлось прибегнуть к магии, однако Бо и Эвони слишком растревожили Дока, толкая ее на опасную для всех тропу.
— Я очень люблю тебя, Лорен. Но ты стала мне слишком часто врать. Я не могу позволить тебе вспомнить, — тихо пробормотала Рона, прижав ладони к вискам бесчувственной женщины и закрыла глаза, сосредоточившись. Ладони её отсвечивали красным. Через пару минут агент укрыла спящую докторшу и ещё раз поцеловала долгим, чувственным поцелуем.
— Сладких снов, родная, — сказала напоследок Рона, закрывая за собой дверь…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #96 : 25-Августа-2016 17:25 »

Глава 9.
… Следующие несколько дней Рона, как и ее подопечная, помнила плохо. Наверное, всему виной было то, что они жили душа в душу, не отвлекаясь на мелочи и пустяки. Хотя, надо признать, их безоблачное счастье изо всех сил пыталась нарушить Контора. Карл Бунке на всех совещаниях усиленно поливал Лорен грязью. Наверное, это из-за того, что челюсть его так и не зажила окончательно. Рону такой подход несказанно бесил.
Особенно, когда Бунке хамил доктору Льюис уже в открытую. Однажды Рона, потеряв терпение, отломила ручку от швабры, явно собираясь ее засунуть куда пониже чванливому бошу, но была остановлена своей подзащитной.
— Успокойся, прошу тебя, — мягко прошелестела доктор Льюис.
— Предлагаешь мне молча смотреть, как этот подонок тебя смешивает с дерьмом?! — Так и вскинулась начальница отдела аналитики, явно собираясь продолжить наступление.
— Смешивает — это не страшно. Лишь бы не путал, — хмыкнула та, поправляя на Роне халатик, такой же белый, как и у Дока. — Не волнуйся, я и сама с ним разберусь.
 Разъяренная шпионка с трудом позволила себя уговорить. И хотя Рона испытывала серьезные сомнения по поводу того, что у любимой все получится, та свое слово сдержала. А именно, устроила немцу веселую жизнь. Озлобленный донельзя Бунке старался не оставаться в долгу, однако в отсутствие друг друга девушки тоже не сильно старались подбирать выражения для общения с ним.
 Но, что гораздо хуже, Рона теряла контроль над любимой. Она это чувствовала. Лорен одновременно была далеко и рядом, подпуская на максимально близкое расстояние, и тут же затворяясь, отгораживаясь невидимой, но очень прочной стеной. Стеной, за которой была скрыта ее сущность, ее суть, мысли и желания. А, может, Рона просто ослепла? Увлеченная своими чувствами, она не нашла дорогу к самому главному. Общение с Лорен напоминало бывалой шпионке блуждание по темным, освещенным только факелами, коридорам лабиринта. Кажется, ты уже видишь перед собой дверь выхода, но на самом деле зашел в очередной тупик или вышел к другому коридору.
 Лорен не могла ей лгать, но и не говорила правды. Лорен, даже лишившись памяти, была в шаге от правды. Правды, которая могла убить и ее саму, и Рону, и все остальное. Аид был прав. Док крепчала и становилась все опаснее. Но Аида снова заперли в Тартаре, а его милые дочурки разбрелись по миру. Рона порой задумывалась о том, жалеет ли она, что эта блудница Бо и ее милая компашка победила. И ловила себя на мысли, что немного жалеет. Аид ей нравился. Но, что главное, он не мог предать. Просто их цели уж слишком были общими, мысли общими, желания общими. Они не могли предать друг друга. Это не имело смысла.
 Но теперь главное — Лорен. Лорен, с ее праведной невинностью в глазах и коварными, тщательно скрытыми планами, до которых не доберутся самые хитрые тесты и подсчеты. Лорен, с которой они днями и ночами не вылезали из постели. И не только постели. Похоже, сексом эта парочка не занималась только на потолке да на плите. Лорен, перенявшая от своей суккубши блудливость и ненасытность кошки.
 Думая об этом, Рона медленно двигалась в сторону кабинета Шефа. И тут с ног ее сбил сильный удар. Начальница аналитического отдела не слишком удивилась, узрев перед собой любовницу Шефа и секретаршу по совместительству — Марину. В руках у Марины был длинный нож. Настоящее боевое оружие, коим она виртуозно владела. Рона пркрасно знала, на что способна ее противница. Сильная и жестокая, она мало в чем уступала скандинавской аристократке. Умом Марина также не была обделена, что делало ее еще более опасной. А, кроме того, дар. Шеф об этом не знал, а она не хвасталась. Марина могла причинять боль одним лишь напряжением воли, что Рона сразу же ощутила на своей шкуре. Впрочем, капитан Джонсон предпочитала рукопашную схватку ментальным ударам.
 — Даже и не ожидала, что ты когда-нибудь покинешь покои своей белобрысой шлюхи, — злобно процедила Марина. — И как, хорошо спится с суккубской подстилкой?
 — Даже и не знаю, как сказать, — с трудом взяла под контроль свой голос и эмоции Рона, перед глазами которой все было красным от ярости. — Особенно, насчет подстилки. Об этом надо Шефа спросить.
 Теперь уже покраснела агент Джонсон.
 — Никак не пойму, что все в ней нашли. Но это уже не важно. Как только я покончу с тобой, эта белобрысая сучка перестанет кому-либо доставлять проблемы.
 И Марина шагнула вперед…
 … Спустя полчаса она пришла к начальнику. Рона молча сверлила глазами своего нанимателя. Шон Ван Люй, американец китайского происхождения отвечал ей полным ненависти взглядом. На скуле шпионки красовался великолепный синяк, а одежда вообще была вся в крови. Кровь была и на лице, и на воротнике, и на ранее начищенных до блеска кедах. В руках она вертела окровавленный кинжал.
 — Итак, ты убила мою секретаршу, — первым прервал молчание Шеф.
 — А ничего, что она пыталась убить меня?
 — Убить? По-твоему, Марина могла с тобой справиться?!
 — Очевидно, что нет, — криво усмехнулась Рона, переводя взгляд на свой клинок и продолжая думать о любимой. — Но зачем ты мне ее подсунул? Ты правда считал, что у меня не хватит духу?
 — У тебя не хватит? Ты хоть кого-нибудь любила? Кого-то жалела?! Ты в крови даже не по локоть, а по самые уши!
 — О, забавно, что мне об этом говорит другой убийца. Сколько крови на тебе? И ведь не только чужой. Забыл Метта Честера? А Аманду Дейли? У меня есть доказательства. И ты, ублюдок, не отвертишься.
 — Угрожаешь мне?
 — Нет, предупреждаю. И вообще, мне пора. Наоми меня наверняка заждалась.
Виляя бедрами, Рона ушла.
 — ССССУУУУКА!!! — Послышался в кабинете за ее спиной истошный вопль Шефа. Мрачно усмехнувшись, Рона направилась к подруге, надеясь забыться в ее объятиях.
 — Наоми? — Позвала она доктора. Но комната была пуста. Рона решила подождать. Минут через 10 та соизволила явиться, раскрасневшаяся и довольная.
 — Привет, Рона. Хорошо, что ты пришла.
Шпионка подошла и обняла ее.
 — Рона? Что произошло? Ты ранена? — Встревоженно спросила Лорен.
 — Пустяки. Лучше обними меня, я скучала.
 К удовольствию шпионки, доктор с радостью выполнила ее просьбу.
 … Лорен и Рона лежали в обнимку на роскошном диване. Левая рука шпионки по-хозяйски поглаживала бедро подопечной, а правая осторожно разглаживала едва заметные морщинки на лице доктора.
— Мне так хорошо с тобой, — охрипшим голосом сказала Рона.
— Мммм, и насколько же хорошо? Я тебе как-то не верю.
Секретный агент склонилась над Лорен и стала жадно целовать лицо, губи, шею, ключицу.
— А так достаточно убедительно? — спросила Рона, отдышавшись.
— Нууу, я начинаю колебаться, — ответила доктор, играя с длинным темным локоном партнерши. — Нет, все равно не верю. Ты всегда такая таинственная, молчаливая.
— Работа обязывает.
— А ведь сколько мы вместе, ты ни разу не говорила о своей работе. Обо мне ты и так все знаешь, а я о тебе ничего не знаю. Чем ты занимаешься?
— Оооо, ну, я секретный агент. Богиня макияжа, мастер изучения секретов по облеванным салфеткам в мусорных бачках, гуру смертельно опасной разновидности борьбы на швабрах. Укротительница пылесосов. Уборщица, в общем.
Говорили. Конечно же, они говорили, но Лорен ей не верила.
— Правда? Такая красивая… Умная… Смелая… Женщина… Уборщица? — Томно продолжала блондинка, сопровождая каждое слово поцелуем. Дыхание Роны участилось, стало прерывистым… Пальцы ее судорожно вцепились в покрывало. Втайне улыбаясь, Лорен продолжала поддразнивать шпионку.
— Ой, а что это у тебя такое торчит? — Невинно спросила докторша, когда ее пальцы(совершенно случайно, конечно же) оказались ниже резинки кружевных трусиков. Рона просто задохнулась, едва не проделав в несчастном покрывале дырки.
— Ты специально это делаешь? — Прохрипела она, пытаясь отстраниться и в то же время борясь с желанием притянуть Лорен ближе. — Прекрати сейчас же.
— А если не прекращу? Тогда что? Накажешь меня?
— Тебя и вправду следует наказать, — ответила Рона, рывком освобождаясь и вдавливая возлюбленную в диван, сопровождая каждое действие неистовыми поцелуями, а несчастный диван жалобно заскрипел. В следующие два часа лаборанты и Шеф с жадностью пялились в мониторы. Хотя, понять их тоже можно. Не каждый день такой порно-фильм увидишь.
— Рона, ты мне обещала помочь. Поговорить с кем-нибудь, если нужно, — спустя полчаса после этого прошептала Лорен, снова целуя куратора.
— Да, обещала. Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Я все для тебя сделаю. Все, что ты хочешь, — ответила Рона, ничуть не удивившись. — Хочешь, чтобы я с кем-то поговорила? Хоть статус у меня и невысокий, но кое-что я еще могу.
— Рона, я могу держать здесь планшет или ноутбук? Как-то не хочется каждый раз бегать в лабораторию, если захочу поработать или почитать.
Шпионка в ответ улыбнулась и нежно поцеловала подопечную, ничего не ответив. Спустя день Лорен с удивлением рассматривала кокетливо упакованный ящик, в котором обнаружился новенький мощный ноутбук, планшет и несколько флешек. Хотя она и не знала, зачем это Доку, но отказать не смогла…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #97 : 31-Августа-2016 15:58 »

Глава 10.
 … Прошло еще энное колличество времени. Рона старалась подавить в себе гнетущее предчувствие чего-то непоправимого. Но было трудно. Было чудовищно трудно держать себя в руках. Лорен все больше отдалялась, делала отношения более прохладными. Лорен становилась чужой.
 Рона догадывалась, в чем тут дело, но не хотела верить в это. Однако признавала — скоро она окажется в дерьме. Док в шаге от разгадки. Интересно, что ее подтолкнуло? Анализируя свое поведение, шпионка не могла обнаружить каких-то явных промахов, однако что-то было не так. Очень сильно не так.
 Вот, к примеру, с чего бы это бы обычно честолюбивой и эмоционально весьма сдержанной докторше флиртовать с младшим персоналом? А ведь флиртует и не краснеет, внаглую пользуется своим обаянием, притупляя бдительность своих стражей и сводя лаборанток с ума. Как, впрочем, и Рону. Не выдержав очередной такой сценки, обычно собранная и хладнокровная, да еще и заядлая трезвенница, Рона безбожно напилась. С обеспокоенной Лорен они встретились лишь вечером, когда в стельку пьяная скандинавская аристократка старалась отыскать свою комнату, старательно игнорируемая агентами.
 — Оооо, кого я вижу? Неужели это наша соблазнительница явилась? — Иронично предположила шпионка,едва ворочая заплетающимся языком и вновь прикладываясь к бутылке. — За тебя, солнце.
— Рона, ты пьяна? А ну, отдай бутылку, — потребовала Лорен, решительно подходя ближе и скрещивая руки на груди.
— Ко…конечно… Выпьешь со мной?
— По-моему, тебе хватит, — буркнула док, сердито отбирая бутылку и пытаясь удержать подругу на ногах.
— Ко…конечно… Я не могу тебе сопротивляться… Я… люблю… люблю… А…а ты… бббросаешь…Ты… суккубская… шлю…ха, — бормотала в пьяном угаре Рона, когда они остановились перед дверью апартаментов Лорен. Агент хотела вякнуть еще что-то, но щеку ее обожгла пощечина. И так едва удерживающаяся в вертикальном положении женщина пошатнулась от силы удара.
— Сейчас в ванную — и спать. Поговорим утром, когда ты протрезвеешь, — безапелляционным тоном приказала Лорен, не особо аккуратно втаскивая зам.главы Рэнд Корпорейшн в комнату и захлопнув дверь.
 Рона уже после ванной не чувствовала, как с нее стаскивали башмаки и укадывали на диван. Рона отправилась путешествовать по стране снов. К сожалению, даже там она не могла выудить чего-то приятного, поскольку за всю свою короткую смертную жизнь от рук людей принимала лишь боль, страх и ненависть. Увы, даже любовь к Лорен мало что меняла. Ей снился Вьетнам…
 … Начальнице отдела аналитики спалось плохо. Кошмары терзали ее, заставляли с криками и стонами метаться по дивану. Рона не знала, что мучимая чувством вины и жалости Лорен просидела у ее изголовья всю ночь, стараясь успокоить. Лорен винила себя за то, что сорвалась. Чувствовала отвращение к себе и к лежащей в полубреду женщине, явно переживающей худшие моменты своей недолгой жизни. Лорен чувствовала сожаление. На миг у нее мелькнула мысль, что это очередная уловка, но эта мысль тут же исчезла, едва доктор взглянула в искаженное болью и ужасом лицо спящей.
 — Мама… Мамочка, не умирай! Мама… — Бормотала во сне Рона. Затем, по всей видимости, один кошмар перешел в другой. — Убей меня… Пожалуйста. Просто добей… Пожалуйста… Пожалуйста… Убей меня…
 В голосе спящей было столько муки и боли, что доктор Льюис не выдержала. Стараясь подавить в себе рвущиеся наружу рыдания, она стала судорожно водить дрожащими пальцами по телу Роны, покрывать ее лицо, обнаженные участки шеи и рук быстрыми легкими поцелуями, и шептать слова любви. Хотя Рона и не проснулась, оставшись досматривать свои кошмары, ласки подействовали. Простенав еще несколько минут, она затихла. Но Док не заснула, чутко вслушиваясь в малейшие вздохи спящей на диване гостьи и глядя в стену невидящими заплаканными глазами…
 …Полковник Хансен соизволили проснуться только к обеду. Солнце уже давно стояло в зените, немилосердно припекая все вокруг. Утренне совещание она уже благополучно пропустила. Голова дико раскалывалась.
 — Я что, опять на допросе? — пробормотала женщина себе под нос, так и не открыв глаза.
 — Доброе утро, — послышался хмурый голос. Пропахшая лекарствами и аптекой тонкая сильная рука поправила подушку под головой у страдалицы, немного надавила на челюсть, заставляя открыть рот. В этот самый рот тут же попало что-то круглое и противное, а потом у губ появился стаканчик с минералкой.
 Рона жалобно застонала, но безропотно все проглотила. Открыв глаза и восстановив плавающую перед глазами картинку, в своей спасительнице она признала доктора Льюис. Ну конечно, кто же еще-то? Лицо дока было бледным и хмурым, под глазами синели темные круги, а сами глаза покраснели от бессонной ночи и слез. Роне стало стыдно.
 — Прости, я, кажется, вчера сильно перебрала, — тихо сказала она и попыталась подняться. — Ты что, не спала? Наоми?
 Не говоря ни слова, та подошла к шпионке и слегка надавила ладонями на плечи, заставляя лечь.
 — Наоми, прости меня, — жалобно простонала Рона, хватая любимую за рукав.
 — Потом поговорим, ладно? Тут скоро Векса привезут, надо будет разбираться, — проворчала док, немного подобрев. — А ты сегодня отдохни, поспи.
 — Не уходи. Пожалуйста, не уходи…
 Тут послышался вой сирены.
 — Уже привезли, — скривилась Лорен, собираясь уходить. Не говоря ни слова, Рона тоже поднялась, так и не потрудившись привести себя в порядок. Они пошли в лабораторию.
 На лице агента Хансен следы вчерашних разборок с Доком и сильного похмелья. На скуле у нее красовался роскошный синяк, плохо вымытые волосы паклями свисали по плечам, глаза заплыли и опухли. Сегодня в этой измученной женщине никто, даже Шеф — не признал бы полковника спецразведки, держащей в страхе всю Америку. Хотя Лорен и смилостивилась над ней, угостив аспирином с минералкой, однако помогло это мало. Услышав удивленное восклицание Векса, Рона без лишних слов(точней, вообще без слов) съездила кулаком по челюсти пленника. Уж сильно болтливый попался.
 — Айййй, больно же! — Взвыл несчастный месмер. — Лорен, у вас тут все такие злые?!
 Рона замахнулась повторно, но Лорен перехватила ее руку.
 — Иди, я справлюсь сама, — велела док, все еще хмурясь. — А тебе нужно поспать. А потом поговорим.
 — Да уж, не помешало бы, — проворчала шпионка, вспомнив причину своей дикой попойки. — Особенно о твоих увлечениях.
 — Потом поговорим, — тихо, с отчетливой угрозой, прошелестела Лорен. — Иди поспи.
 Шпионка несколько секунд вглядывалась в дока, но лицо последней было совершенно непроницаемым и сердитым. Тяжко вздохнув, агент Хансен поплелась в комнату Лорен досыпать, оставив подопечную под присмотром бдительных агентов и притащившегося с виноватым видом доктора Бунке. Она не сомневалась, что разговор будет неприятным.
 Док долго не возвращалась, проводя свои опыты, так что Рона успела выкупаться и привести себя в порядок, в ожидании любимой. На душе у нее тоже было тоскливо в ожидании неприятного разговора. Рона понимала, что ее любовь безнадежна и, скорей всего, останется безответной, но как же больно было видеть любимого человека в объятиях других! И хотя где-то на задворках сознания агент Хансен понимала, что Док могла прибегнуть к своим способностям, дабы добиться повиновения от той бедной девочки, ревность и боль никуда не делись. Сколько Рона себя помнила, она была неразрывно связана с Конторой. Ей приходилось убивать и причинять боль другим, все больше и больше уродуя свою душу, добровольно превращая себя в монстра. Лорен стала ее светлым лучиком в беспросветной тьме насилия и ненависти — и самым тяжким наказанием за все грехи. И все же, Рона старалась сохранить в душе эту болезненную любовь, прекрасно понимая, что другой в ее жизни уже никогда не будет. Хотя Рона знала, что Лорен рано или поздно поймет, что происходит, что может применить свой дар и на самой шпионке — но последней уже было все равно. Даже если Док и вспомнила о своем даре — Рона сохранит ее секрет, не выдаст — но и не отпустит. Зазвонил мобильный, без церемоний выдернув полковника Хансен из ее грез.
 — Задание выполнено. Девчонка у нас. Ну что, Рона, хоть теперь пойдешь со мной в клуб? — Послышался мужской голос из трубки.
 Рона в ответ витиевато, с чувством и тактом выматерилась, и бросила трубку. Похоже, Нельсон совсем страх потерял. Надо бы с ним побеседовать так, как это умеет делать только она. Похоже, зря Рона вытащила его из тюряги. Ее кровожадные мысли вновь прервал телефонный звонок все того же Нельсона. Он хрипло дышал и стонал в трубку.
 — Рона, они скоро будут у тебя, — прохрипел разбитым ртом Нельсон, зажимая рукой разорванную глазницу.
 Ответить она не успела, потому что это время щелкнул замок, открывая входную дверь. Это вернулась Лорен…
 
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #98 : 07-Сентября-2016 15:08 »

Глава 11.
 … Прошло еще энное колличество времени. Рона старалась подавить в себе гнетущее предчувствие чего-то непоправимого. Но было трудно. Было чудовищно трудно держать себя в руках. Лорен все больше отдалялась, делала отношения более прохладными. Лорен становилась чужой.
 Рона догадывалась, в чем тут дело, но не хотела верить в это. Однако признавала — скоро она окажется в дерьме. Док в шаге от разгадки. Интересно, что ее подтолкнуло? Анализируя свое поведение, шпионка не могла обнаружить каких-то явных промахов, однако что-то было не так. Очень сильно не так.
 Вот, к примеру, с чего бы это бы обычно честолюбивой и эмоционально весьма сдержанной докторше флиртовать с младшим персоналом? А ведь флиртует и не краснеет, внаглую пользуется своим обаянием, притупляя бдительность своих стражей и сводя лаборанток с ума. Как, впрочем, и Рону. Не выдержав очередной такой сценки, обычно собранная и хладнокровная, да еще и заядлая трезвенница, Рона безбожно напилась. С обеспокоенной Лорен они встретились лишь вечером, когда в стельку пьяная скандинавская аристократка старалась отыскать свою комнату, старательно игнорируемая агентами.
 — Оооо, кого я вижу? Неужели это наша соблазнительница явилась? — Иронично предположила шпионка,едва ворочая заплетающимся языком и вновь прикладываясь к бутылке. — За тебя, солнце.
— Рона, ты пьяна? А ну, отдай бутылку, — потребовала Лорен, решительно подходя ближе и скрещивая руки на груди.
— Ко…конечно… Выпьешь со мной?
— По-моему, тебе хватит, — буркнула док, сердито отбирая бутылку и пытаясь удержать подругу на ногах.
— Ко…конечно… Я не могу тебе сопротивляться… Я… люблю… люблю… А…а ты… бббросаешь…Ты… суккубская… шлю…ха, — бормотала в пьяном угаре Рона, когда они остановились перед дверью апартаментов Лорен. Агент хотела вякнуть еще что-то, но щеку ее обожгла пощечина. И так едва удерживающаяся в вертикальном положении женщина пошатнулась от силы удара.
— Сейчас в ванную — и спать. Поговорим утром, когда ты протрезвеешь, — безапелляционным тоном приказала Лорен, не особо аккуратно втаскивая зам.главы Рэнд Корпорейшн в комнату и захлопнув дверь.
 Рона уже после ванной не чувствовала, как с нее стаскивали башмаки и укадывали на диван. Рона отправилась путешествовать по стране снов. К сожалению, даже там она не могла выудить чего-то приятного, поскольку за всю свою короткую смертную жизнь от рук людей принимала лишь боль, страх и ненависть. Увы, даже любовь к Лорен мало что меняла. Ей снился Вьетнам…
 … Начальнице отдела аналитики спалось плохо. Кошмары терзали ее, заставляли с криками и стонами метаться по дивану. Рона не знала, что мучимая чувством вины и жалости Лорен просидела у ее изголовья всю ночь, стараясь успокоить. Лорен винила себя за то, что сорвалась. Чувствовала отвращение к себе и к лежащей в полубреду женщине, явно переживающей худшие моменты своей недолгой жизни. Лорен чувствовала сожаление. На миг у нее мелькнула мысль, что это очередная уловка, но эта мысль тут же исчезла, едва доктор взглянула в искаженное болью и ужасом лицо спящей.
 — Мама… Мамочка, не умирай! Мама… — Бормотала во сне Рона. Затем, по всей видимости, один кошмар перешел в другой. — Убей меня… Пожалуйста. Просто добей… Пожалуйста… Пожалуйста… Убей меня…
 В голосе спящей было столько муки и боли, что доктор Льюис не выдержала. Стараясь подавить в себе рвущиеся наружу рыдания, она стала судорожно водить дрожащими пальцами по телу Роны, покрывать ее лицо, обнаженные участки шеи и рук быстрыми легкими поцелуями, и шептать слова любви. Хотя Рона и не проснулась, оставшись досматривать свои кошмары, ласки подействовали. Простенав еще несколько минут, она затихла. Но Док не заснула, чутко вслушиваясь в малейшие вздохи спящей на диване гостьи и глядя в стену невидящими заплаканными глазами…
 …Полковник Хансен соизволили проснуться только к обеду. Солнце уже давно стояло в зените, немилосердно припекая все вокруг. Утренне совещание она уже благополучно пропустила. Голова дико раскалывалась.
 — Я что, опять на допросе? — пробормотала женщина себе под нос, так и не открыв глаза.
 — Доброе утро, — послышался хмурый голос. Пропахшая лекарствами и аптекой тонкая сильная рука поправила подушку под головой у страдалицы, немного надавила на челюсть, заставляя открыть рот. В этот самый рот тут же попало что-то круглое и противное, а потом у губ появился стаканчик с минералкой.
 Рона жалобно застонала, но безропотно все проглотила. Открыв глаза и восстановив плавающую перед глазами картинку, в своей спасительнице она признала доктора Льюис. Ну конечно, кто же еще-то? Лицо дока было бледным и хмурым, под глазами синели темные круги, а сами глаза покраснели от бессонной ночи и слез. Роне стало стыдно.
 — Прости, я, кажется, вчера сильно перебрала, — тихо сказала она и попыталась подняться. — Ты что, не спала? Наоми?
 Не говоря ни слова, та подошла к шпионке и слегка надавила ладонями на плечи, заставляя лечь.
 — Наоми, прости меня, — жалобно простонала Рона, хватая любимую за рукав.
 — Потом поговорим, ладно? Тут скоро Векса привезут, надо будет разбираться, — проворчала док, немного подобрев. — А ты сегодня отдохни, поспи.
 — Не уходи. Пожалуйста, не уходи…
 Тут послышался вой сирены.
 — Уже привезли, — скривилась Лорен, собираясь уходить. Не говоря ни слова, Рона тоже поднялась, так и не потрудившись привести себя в порядок. Они пошли в лабораторию.
 На лице агента Хансен следы вчерашних разборок с Доком и сильного похмелья. На скуле у нее красовался роскошный синяк, плохо вымытые волосы паклями свисали по плечам, глаза заплыли и опухли. Сегодня в этой измученной женщине никто, даже Шеф — не признал бы полковника спецразведки, держащей в страхе всю Америку. Хотя Лорен и смилостивилась над ней, угостив аспирином с минералкой, однако помогло это мало. Услышав удивленное восклицание Векса, Рона без лишних слов(точней, вообще без слов) съездила кулаком по челюсти пленника. Уж сильно болтливый попался.
 — Айййй, больно же! — Взвыл несчастный месмер. — Лорен, у вас тут все такие злые?!
 Рона замахнулась повторно, но Лорен перехватила ее руку.
 — Иди, я справлюсь сама, — велела док, все еще хмурясь. — А тебе нужно поспать. А потом поговорим.
 — Да уж, не помешало бы, — проворчала шпионка, вспомнив причину своей дикой попойки. — Особенно о твоих увлечениях.
 — Потом поговорим, — тихо, с отчетливой угрозой, прошелестела Лорен. — Иди поспи.
 Шпионка несколько секунд вглядывалась в дока, но лицо последней было совершенно непроницаемым и сердитым. Тяжко вздохнув, агент Хансен поплелась в комнату Лорен досыпать, оставив подопечную под присмотром бдительных агентов и притащившегося с виноватым видом доктора Бунке. Она не сомневалась, что разговор будет неприятным.
 Док долго не возвращалась, проводя свои опыты, так что Рона успела выкупаться и привести себя в порядок, в ожидании любимой. На душе у нее тоже было тоскливо в ожидании неприятного разговора. Рона понимала, что ее любовь безнадежна и, скорей всего, останется безответной, но как же больно было видеть любимого человека в объятиях других! И хотя где-то на задворках сознания агент Хансен понимала, что Док могла прибегнуть к своим способностям, дабы добиться повиновения от той бедной девочки, ревность и боль никуда не делись. Сколько Рона себя помнила, она была неразрывно связана с Конторой. Ей приходилось убивать и причинять боль другим, все больше и больше уродуя свою душу, добровольно превращая себя в монстра. Лорен стала ее светлым лучиком в беспросветной тьме насилия и ненависти — и самым тяжким наказанием за все грехи. И все же, Рона старалась сохранить в душе эту болезненную любовь, прекрасно понимая, что другой в ее жизни уже никогда не будет. Хотя Рона знала, что Лорен рано или поздно поймет, что происходит, что может применить свой дар и на самой шпионке — но последней уже было все равно. Даже если Док и вспомнила о своем даре — Рона сохранит ее секрет, не выдаст — но и не отпустит. Зазвонил мобильный, без церемоний выдернув полковника Хансен из ее грез.
 — Задание выполнено. Девчонка у нас. Ну что, Рона, хоть теперь пойдешь со мной в клуб? — Послышался мужской голос из трубки.
 Рона в ответ витиевато, с чувством и тактом выматерилась, и бросила трубку. Похоже, Нельсон совсем страх потерял. Надо бы с ним побеседовать так, как это умеет делать только она. Похоже, зря Рона вытащила его из тюряги. Ее кровожадные мысли вновь прервал телефонный звонок все того же Нельсона. Он хрипло дышал и стонал в трубку.
 — Рона, они скоро будут у тебя, — прохрипел разбитым ртом Нельсон, зажимая рукой разорванную глазницу.
 Ответить она не успела, потому что это время щелкнул замок, открывая входную дверь. Это вернулась Лорен…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #99 : 07-Сентября-2016 15:09 »

Глава 12.
 … Рона вздрогнула. Она не знала, что делать и как себя вести. И все же, стоило попробовать надавить на жалость и чувство вины доктора.
 — Ты сегодня долго, — проворчала Рона, когда любовница закрыла за собой дверь.
 — Много работы, — лаконично ответила Лорен, снимая с себя лабораторный халат и тут же попадая в крепкие объятия. Кажется, такие страстные и искренние ласки и вправду немного смягчили доктора Льюис.
 — Наоми, что с тобой происходит? Ты в последнее время стала совсем холодной и отстраненной. Я тебе совсем не нужна, да?
 — Не говори ерунды. Ты же знаешь, что это не так. У меня кроме тебя здесь больше никого нет, — ответила доктор, опуская голову и едва сдержавшись, чтобы не оттолкнуть обнимающую ее женщину. Но Рона ничего не замечала, увлеченно обнимая любимую.
 — Я понимаю, что вчера сильно перебрала и наговорила тебе гадостей. Наоми, я понимаю, что вела себя, как свинья, но я так больше не могу. Ты сторонишься, избегаешь меня. Даже поговорить не хочешь. Я понимаю, что у нас свободные отношения, ты мне ничего не должна, однако вешаться на первых встречных-поперечных? Это на тебя совсем не похоже. Наоми, ты не хочешь поговорить?
 — Ты о Лизе? Рона, успокойся. Она просто нужна мне, чтобы поставить Контору на место. Бунке совсем распоясался — в открытую хамит мне. Шеф вот-вот отдаст приказ о моей ликвидации — ты знаешь об этом? Мне нужно заставить их немного притормозить. Лиза мне в этом помогает. Только и всего. Тебе не о чем волноваться.
 — Правда? Я просто не могу смотреть на то, что ты обнимаешься с другими. Я больная, да? Сумасшедшая?
 — Нет, просто одинокая, — ответила Док, почувствовав запоздалый укол вины и жалости.
 Рона вздохнула и прижалась теплыми губами к яремной вене блондинки. Лорен чуть прикрыла глаза, не слишком охотно подставляясь под ласки.
 — Люблю тебя. У меня никого нет. Только ты, Наоми. Не бросай меня, прошу. Я не переживу этого, — бормотала шпионка, подкрепляя каждое слово жарким поцелуем. — Я никому тебя не отдам, слышишь? Ты только моя. Ты единственная, кого я когда-либо любила. Побудь со мной. Не уходи больше никуда.
 Лорен чувствовала тепло, быстро перерастающее в жар. К возбуждению это не имело никакого дела. Она попыталась отстраниться, однако хватка Роны была железной, а сама Рона удивительно быстро перешла от обвинений к мольбам о пощаде. Рубиновый камень пульсировал на шее шпионки, мешая доку сосредоточиться, а нетерпеливые пальцы полковника Хансен искали застежку на брюках доктора.
 — Я с тобой. Успокойся, Рона. Я никогда тебя не брошу.
 Занимались любовью они долго и самозабвенно, то и дело меняясь ролями. Спустя никем не считанное количество времени раздался истошный вой сирены, заставивший Рону вскочить.
 Бросившись в корридор, она наорала на охрану. Потом настучала по ушам половине своего отдела и техническому персоналу. Потом вышла во двор. Там как раз новые рабочие, чем-то смахивающие на треклятых суккуба и Лиану Ши, занимались благоустройством штаб-квартиры Базы. И работали они крайне неохотно.
 — Вы двое! Вы здесь работаете или так, мимо проходили? — Гневным командным голоом осведомилась Рона у Нейтральной и Темной фей. И все же, агент Хансен, не смотря на командирские рыки, по понятным причинам старалась не поворачиваться правой стороной, на которой мстительная Морриган сумела рассмотреть свежие ссадины и тайком улыбнулась.
 — Простите, мисс. Просто очень жарко, мы решили прерваться на минутку, — смиренно ответила суккуб и тоже отвернулась, стараясь скрыть прорывающуюся синеву глаз.
 — Приступайте к работе! К вечеру все должно быть закончено. Что за ленивые рабочие пошли — просто ужас какой-то!
 По всей видимости, одна из рабочих ответить нечто резкое, но вторая ее сдержала. Излив свой гнев, шпионка вернулась обратно к особняку, где у его входа стояла Лорен, задумавшись о чем-то своем. Не глядя ни на кого, Рона притянула любимую к себе и властно поцеловала. И в это время прогремел взрыв…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #100 : 07-Сентября-2016 15:09 »

Глава 13.
 Поцеловав Лорен еще раз, Рона остранилась.
 — Я пойду разберусь, в чем дело, — прошептала она. — Подожди меня, ладно?
 Доктор кивнула. Кажется, ее не удивило, что простую уборщицу стараются обходить рангом повыше. А Рона, получив сигнал, направилась к камере Векса. Там была Лиза. И вот теперь шпионка окончательно убедилась, что ее подруга скрыла очень многое.
 Хоть эта юная девочка и восхищалась доктором Льюис, но она вряд ли бы по своей воле пошла на смертельный риск. По всей видимости, Лиза получила толчок. Да еще какой. И она вешалась на Лорен.
 — И чем мы тут занимаемся? — Услышала, словно со стороны, Рона свой голос. Ревность и ненависть ослепляла ее. Векс отшатнулся, увидев выражение лица тюремщицы. Лиза от ужаса выронила ключи.
 - Мисс Хансен? — Пролепетала девушка, отступая к стене.
 - Шлюха… Ты прикасалась к ней. Обнимала ее, — невнятно бормотала Рона, надвигаясь. Чудом, Лиза успела схватить палку, когда рассвирепевшая шпионка набросилась на нее и толкнула. Бедняга упала на пол, вокруг ее головы расплывалась огромная красная лужа.
  - Б… ть! — Выругался Векс. — Ты убила ее!
 Оставив в кровавой луже два слабо подрагивающих тела, шведская аристократка поставила воем сигнализации на ноги всю Базу и, не сомневаясь, что видела суккуба и Морриган, направилась на улицу. Перепуганные агенты, не задавая вопросов, старались как можно быстрее убраться с ее дороги.
 А во дворе вовсю кипела схватка. Светлый оборотень бился с превосходящими по числу противниками, а Бо и Эвони околпачили Шефа. Рядом с ними стояла светловолосая девушка-человек. По всей видимости, это была Кензи.
 — Лорен пошла за Вексом, — говорила русская. — Но мне кажется, память к доку не совсем вернулась.
 — Значит, Лорен может понадобиться наша помощь. И я еще не разобралась с той сукой, что похитила ее, — встревожилась суккуб.
 — Какой такой сукой? Вы случайно не обо мне? — К ним подошла Рона с пистолетом и решила включиться в разговор. Лицо и руки у нее были в крови. Дайсон кинулся на нее, но женщина махнула рукой, с такой силой отбрасывая оборотня к дереву, что тот упал и остался лежать без сознания. Вокруг головы Светлого расплывалась красная лужа. Кензи кинулась было к лежащему без сознания оборотню, однако Рона с нечеловеческой скоростью опередила ее и ударила по голове рукотью пистолета.
 — КЕНЗИ! — Так и взвыла Бо. Взбешенная спецагентка тут же повернулась к женщинам.
 — Бо, нам пора, — заспешила вдруг Морриган, хватая Бо за руку. — Мы должны найти дока.
 — КЕНЗИ! КЕНЗИ! — Орала та, вырываясь.
 — Пойдем, дура.
 — Детка, подожди! Какие у тебя планы на вечер? — Вцепился в суккуба Шеф, к тайной радости Роны. — Как насчет цветов, шампанского и ресторана?
 — Эй, это была моя идея! — Обиделась Темная. — Ты это мне обещал!
 Передернувшись от омерзения, Бо сумела вырваться, и ее тут же сбил с ног сильный удар.
 — И куда это ты намылилась, сука? — Послышался холодный, полный ненависти голос Роны. Затем последовал новый удар. Бо рухнула на колени, размазывая по лицу кровавую жижу и пот. Надо отдать должное Эвони — она не попыталась сбежать, пока избивали суккуба.
 Скомандовав Шефу: «ФАС!», она и сама кинулась в бой. Правда, проку от этого было немного, но ведь главное — поступок, правда? Рона разметала их, как котят, Шеф о остался лежать в неподвижности. Судя по всему, у него была сломана шея. Похоже, та же участь ожидала и остальных. Эвони еще не успела получить удовольствие — а ее уже так отметелили, что не осталось ни одного живого места. Кое-как поднявшись на ноги, в строй вернулась Бо и первым делом вцепилась убийце в волосы. Та взвыла от боли и от души пнула острым каблуком по колену безжалостно избитого суккуба. Та вновь упала, но подняться уже не успела. Рона уселась сверху и принялась душить несчастную соперницу, не обращая на осколок стекла, распоровший плечо.
 — Я не отдам тебе Лорен, — прохрипела Бо, безуспешно пытаясь сопротивляться.
 — Лорен моя. Я люблю ее. А ты, тварь, сдохнешь, — с ненавистью прошипела шпионка, усиливая захват.
 Глаза Бо уже застилала багровая плена от ее же льющейся ручьем крови, пота, ненависти и угасания, когда совсем близко послышался такой родной, такой знакомый голос:
 — Оставь их в покое, Рона. Тебе нужна я.
 Неведомая сила стряхнула полковника Хансен с Бо и суккубу сразу стало легче дышать…
 …Едва пришедшая было в себя Морриган воззрилась на Лорен, с суровым видом возвышающуюся над всеми. За ее спиной ссутулился перепуганный Векс, баюкая искалеченную руку.
— О, детка, я тебя обожаю! — Простонала Эвони, едва ли не в экстазе(до его наступления осталось чуть-чуть).
— Помоги им, — сухо велела док, никак не высказывая радости от встречи и так же мрачно кивнула в сторону съежившегося от ее взгляда месмера. — И этого забери.
— Эй, дамочка, Этого зовут Векс! — Возмутился он, но сразу же охнул от боли.
Взглянув в лицо Лорен, попятилась даже обычно невозмутимая полковник Хансен. Что ж, это то, чего она столько времени ждала и чего боялась. Лорен все вспомнила.
 Проверив пульс на шее Бо, доктор Льюис приблизилась к Роне и с такой силой заехала той кулаком по лицу, что у женщины подкосились ноги, и она обхватила руками колени доктора, чтобы не плюхнуться лицом в землю. Шпионка не сопротивлялась, мрачно усмехаясь. Она так долго этого ждала. Так долго…
— Это ты похитила меня — я все вспомнила, — прошипела Лорен, поднимая ее и притягивая к себе, чтобы снова ударить. Рона закашлялась, пытаясь не думать, как она выглядит в глазах любимой, вся залитая своей и чужой кровью.
— Я тебе больше скажу — я отдала этот приказ и проследила за его выполнением. Я стерла тебя как личность. Я лишила тебе памяти. Я отправляла убийц к твоим друзьям, и я же натравила людей на мир фейри. Помимо всего прочего, я использовала твое доверие в целях Конторы и своих личных, я подставила тебя с побегом, и я же избила твоих друзей до потери пульса.Тебе больше некуда возвращаться. И не к кому, — прохрипела офицер спецразведки, даже не пытаясь вырваться. Рона понимала, что вот прямо сейчас, в эту секунду, она может умереть, но женщине было уже все равно. Рона слишком долго к этому шла.
 С воплем боли и ненависти док разбила ей в кровь лицо, но никому даже сейчас не пришло в голову остановить разыгрывающуюся на их глазах драму. Хватка на горле Роны усилилась, перекрывая доступ воздуху.
— Почему? — С мукой в голосе спросила Лорен. — За что? Я же верила тебе. Я… я даже думала, что люблю тебя…
— Почему? Я любила тебя, Лорен. И люблю сейчас, даже в эту минуту. Ты была и будешь единственной, кого я могла когда-либо любить. Ты все, что у меня осталось. Я не могла тебя отпустить, и ты понимаешь, почему. Ты слишком опасна, — Рона спешила сказать все, пока еще живет, пока может говорить, пока ее слушают. Сказать то, чего никогда не могла выразить ни словами, ни лаской. А смерть… Что ж, могло быть и хуже. Умирать от руки любимого человека, глядя ей в глаза — это все же лучше, чем истекать кровью в одиночестве или в окружении ненавистных коллег. Это лучшее, о чем она могла просить. Тем более, что частичка ее навсегда останется с любимой.
 Лорен замерла, не в силах даже возмутиться, и слушала ее откровения. Рона улыбнулась еще шире, глядя в ее полные боли глаза, и вновь заговорила, подталкивая к решительным действиям:
— Я давно люблю тебя. Еще когда ты была студенткой, я была без памяти влюблена в тебя. Думала, я сумею себя преодолеть, забыть. Черт, я почти поверила в это, сбежав во Въетнам, и только дьявол знает, что со мной там проделывали. Но потом я увидела твое личное дело, узнала о твоей работе… Ты не помнишь меня, верно, Карен? Ну конечно, кем я была для тебя всегда? Всего лишь еще одним лицом из толпы? Это началось не сейчас, не сегодня. Я люблю тебя больше пятнадцати лет. Давай, сил у тебя более, чем достаточно, и мы обе хотим этого, так ведь, милая? Аид был прав — ты стала сильнее. Сильнее всех, кого я когда либо знала. Убей меня — избавь от мучений. Если не сделаешь этого — я не отступлю. Я всегда буду стоять тенью между тобой и ими. А умирать от руки дорогого тебе человека совсем не страшно.
 В голове доктора Льюис словно что-то щелкнуло. Она подтянула Рону еще ближе к себе, яростно, неистово целуя, высасывая из нее силы, а вместе с ними и жизнь. Шведская графиня притянула доктора к себе, из последних сил отвечая на этот убийственный во всех смыслах поцелуй, передавая ей остатки своих жизненных сил.
— Остановись, Лорен! — Словно из глубины колодца, услышала доктор Льюис полный отчаяния голос Бо. Лорен закашлялась и отстранилась, в вглядываясь в искаженное болью и отчаянием бледное лицо шпионки.
— Ты была так близка, правда, милая? — Просипела Рона, с нежностью проводя дрожащими окровавленными руками по лицу дока, заправляя той локон за ухо, а потом наклонилась и поцеловала, разбитыми губами прижимаясь к губам дока, оставляя на лице блондинки кровавые следы. Рона испытала смутное разочарование. Они обе были так близко к цели… Так близко к границам безумия. Так близко к Тьме…
 Лорен отшатнулась, выпуская ее, опустошенная и разбитая, и вслепую побрела к успевшей подняться на ноги Бо. Суккуб обняла ее и аккуратно повела к остальным. Кензи и Дайсон, к счастью, успели придти в себя и наблюдали за этим кином во все глаза.
— Мы уходим, дорогая моя. Не волнуйся, скорая уже приехала и забирает твоих подопечных, — нежно сказала Бо.
— До скорой встречи, Лорен, — прошептала Рона, прислонившись к дереву и борясь с головокружением, тошнотой, и кровопотерей. — Я скоро за тобой вернусь…
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #101 : 07-Сентября-2016 15:10 »

Глава 14.
… Полумертвая от усталости и обильного кровотечения, полковник Хансен смотрела в глаза конторского доктора. Тот дрожал и потел. Я должен бежать. Куда угодно. Только подальше отсюда. Она психопатка, больная на голову убийца.
 На эти мысли врача Рона усмехнулась еще шире. Милостиво разрешив отвезти себя в больницу, она продолжала смеяться всю дорогу, пугая окружающих. Но ей на остальных было плевать.
 Рона думала о единственном докторе в мире, которому позволила бы делать с собой все, что угодно. Кстати, как она там? Уже наступает ночь, и Лорен, скорей всего, засыпает в объятиях своей суккубши. Интересно, приснится ли ей Рона? Как всегда, мысли о Лорен делали полковника Хансен более человечной и заставляли улыбаться. Вот как теперь. Такой нежной, доброй улыбкой. Женщина провела ладонью по разбитому в кровь лицу, напоследок коснулась губ, вспоминая свой последний неистовый поцелуй с доктором Льюис.
 — Доброй ночи, мой милый доктор. Как ты там без меня? — Прошептала шпионка, прижав к окну ладонь с тремя вырванными ногтями.
 Лежащая в объятиях суккуба, Лорен во сне вздрогнула и зябко поежилась. А Рона достала свою шкатулку, в которой хранила самые ценные сокровища. Кроме подарков от родителей и бедного мистера Шерри, там хранилась фотография Лорен и целофановый пакетик, с упакованной в него прядью светлых, чуть вьющихся на концах волос. Рона достала фото и прядь, перекладывая во внутренний карман ночнушки. На душе сразу потеплело, словно любимая, как и раньше, засыпала у нее на груди.
 А через несколько дней полковник Хансен стояла на кладбище, сжимая в руках маленькую бронзовую фигурку коня, и проводила странный, тысячелетиями забытый ритуал.
 — Ну, а теперь начнем все сначала, — негромко сказала женщина, а на губах у нее заиграла жестокая улыбка. Она бы собой гордилась, узнав, что Лорен видит во сне ее каждую ночь, слышит слова любви и чувствует ласки, боясь и желая этого одновременно. Но Рона наверняка этого не знала. Подставив лицо серому дождливому небу и раскинув руки, шпионка закрыла глаза и захохотала диким, неистовым смехом. Словно в ответ, совсем рядышком в землю ударила молния и взвыл, застонал ветер. Потом еще одна молния. И еще. Мелкий противный дождь превратился в ливень, а ветер превращался в торнадо.
 Вокруг буйствовала стихия, круша и ломая все вокруг. Крошились надгробия, падали деревья, давя все кругом, живое и неживое. Обилие воды грозило смыть ближайшие населенные пункты. А в самом эпицентре всего этого хаоса стояла Рона с закрытыми глазами и раскинутыми в стороны руками, вся светясь красным потусторонним светом, и хохотала исступленным торжествующим клекотом…
 Конец
 
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Alina
Hero Member
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 568



« Ответ #102 : 07-Сентября-2016 16:31 »

Ну все, эта история о Роне закончена. Возможно, напишу новую по ЗК.
Записан

Любопытство- не порок, но на костре из-за него сжигают.
Страниц: 1 ... 5 6 [7]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2011, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!